Технологией 3D-печати сердца, которую придумал белорусский кардиохирург, заинтересовались в Европе

Технология 3D-печати сердца

Сегодня много говорят о 3D-печати в медицине. Обычно «органы из принтера» используют в качестве импланта или наглядного образца. Хирург РНПЦ «Кардиология» Владимир АНДРУЩУК смог усовершенствовать этот процесс, да так, что пример берут зарубежные коллеги. Придумал и вместе с командой реализовал идею, заинтересовавшую Европу… С помощью 3D-печати найдено спасение от гипертрофической кардиомиопатии — наследственного заболевания, которое, по последним данным, встречается у одного из 500 пациентов. Выходит, даже по скромным подсчетам, им страдают 20 тысяч белорусов.

 

Владимир Андрущук.

Владимир Андрущук.

 

ЕСЛИ говорить простым языком, проявляется недуг утолщением межжелудочковой перегородки, которая вместо одного сантиметра вырастает до трех и более, тем самым мешая распределению крови по организму. Чтобы как-то изменить ситуацию, митральный клапан, который еще больше суживал выход, меняли на механический протез. Но это не панацея, особенно для молодых людей, ведь пациенты на всю жизнь обременены приемом разжижающих препаратов. В противном случае рискуют получить тромбоз протеза, вплоть до смертельного исхода. Если же разжижить кровь сильнее, может случиться кровоизлияние. Из-за этих осложнений в год погибало около 5 процентов пациентов.

Удаление лишних фрагментов межжелудочковой перегородки хирургическим путем тоже не всегда удавалось провести с нужной точностью, контрольное УЗИ сердца во время операции нередко показывало неудовлетворительные результаты. Поэтому примерно в половине случаев приходилось идти по пути наименьшего сопротивления и протезировать клапан.

— Помнится, был угнетен после очередной операции, ведь понимал, что наши результаты несопоставимы с тем, как нужно делать. Как раз с одной из выставок заведующая рентгеновским отделением Татьяна Ильина мне переслала технологию напечатанного сердца, — рассказывает Владимир Андрущук.

 

И тогда доктор задумался: а не изобрести ли свою новацию, которая не только изменит качество жизни кардиобольных, но и практически перечеркнет осложнения? Автор разработал технологию в 2017-м, и с тех пор успешно прооперированы 90 пациентов, процент протезирования среди них равен нулю. Ведь она позволяет радикально устранить избыточную часть межжелудочковой перегородки и добиться идеальной.

— Мы со своей оригинальной методикой встали на путь радикального лечения одними из первых, если не первыми в мире, — констатирует Владимир Андрущук. — Вообще, центров, которые занимаются подобными операциями, на планете немного. Максимум один в стране, а то и нет вовсе. Хороший опыт в этом смысле у США, у них протезируют лишь около 4 процентов пациентов. Для контроля иногда используют силиконовую модель органов, где вырезают скальпелем то, что нужно иссечь. Мы же предпочли другую философию.

Специалисты РНПЦ «Кардиология» делают пациенту компьютерную или магнитно-резонансную томографию грудной клетки, из этого изображения вычленяют сердце, а конкретно из него — межжелудочковую перегородку. Определяют точную толщину в каждой из точек и выполняют виртуальную операцию.

— Получаем две модели: одна — идеальной межжелудочковой перегородки, другая — участок, который нужно удалить. Распечатываем эти фрагменты на принтере, в идеальную перегородку имплантируем иглы, на которые во время операции нанизываем удаленные ткани. Таким образом контролируем точность действий, — вводит в курс методики ее автор.

ОДНАКО всем этим процессам предшествует создание 3D-модели сердца. Сделать это из изображения компьютерного томографа даже для профессионала реально сложно. Первоначально обрисовывали каждый срез, а их на сердце — через миллиметр. Первую виртуальную модель «оттачивала» рентгенолог с говорящей в своей специализации фамилией Анна Модель. Потом «конвейером» занялся молодой специалист Артем Невыглас.

 

Врач-интерн Артем Невыглас.

Врач-интерн Артем Невыглас.

 

Понятно, при такой трудоемкости технология быстро работать не может, ведь на поток ее не поставишь. Высказывались мнения: мол, это дорогая игрушка и придумана только для избранных. Процесс автоматизировал талантливый Артем Невыглас, и во многом это получилось благодаря его упорству и любопытству. Сейчас на одну виртуальную операцию уходит примерно два часа, она стала практичной и доступной.

— Со школьной поры занимался 3D-моделированием, созданием видеороликов, фотошопом, — поясняет доктор Невыглас. — Во время учебы в медуниверситете увлекался занятиями в кружке по кардиохирургии. Однажды к нам пришел Владимир Андрущук и рассказал, что есть инновационная тема с использованием 3D-модели. Мой интерес к кардиохирургии и навыки в программировании сыграли свою роль.

Через какое-то время Артем со старшим коллегой научились визуализировать перегородку, распечатывали ее и выпиливали лобзиком утолщенную часть, которую нужно иссечь при хирургическом вмешательстве. Но возникла прогрессивная мысль: эти детали можно сразу «выточить» на компьютере.

В ноябре в интернете о возможностях белорусских врачей узнал житель Грузии, у которого выявили экстремальную форму межжелудочковой перегородки — была настолько утолщена, что в европейских клиниках не предлагали иного варианта, кроме как протезирование. Спасла технология Андрущука.

Эдуард Прусс — бывший военный из Постав. Несколько дней назад его прооперировали, теперь чувствует себя отлично. А раньше и 10 метров не мог пройти — задыхался.

— Несмотря на то что операция с применением 3D-технологии длилась 10 часов, наутро спокойно встал и пошел, — улыбается Эдуард Семенович.

 

Эдуард ПРУСС с медсестрой Вероникой КРАВЧУК.

Эдуард ПРУСС с медсестрой Вероникой КРАВЧУК.

 

Новация доктора Андрущука с самого начала заинтересовала зарубежных коллег.

— Нас сразу попросили прочитать лекцию в Ганновере, после которой два ведущих хирурга приехали в Минск учиться. Поделиться опытом пригласили и итальянцы — ведущая в Европе по лечению таких заболеваний клиника города Монца. Побывали на съезде в Милане, где нашей технологией заинтересовались хирурги из Англии, и тоже прошли обучение в центре. С нами связывались специалисты из Украины, Казахстана, России, Словении, Польши, — перечисляет белорусский хирург.

Его команда — это напарник Виталий Одинцов, Татьяна Севрук и Ираида Устинова, за которыми закреплен ответственный участок работы — УЗИ сердца во время операции, а также рентгенолог Ирина Гайдель.

Хирургическому лечению утолщенной межжелудочковой перегородки можно обучиться только в нескольких центрах Европы и США. Да и то операции проводятся через небольшой разрез аорты — сложно увидеть, что делает специалист, хоть и стоишь у него за спиной. Собственный опыт, как водится, главное подспорье.

В мировой медицине 3D-печать в кардиохирургии встречается реже всего. Например, в обзорной статье европейский англоязычный журнал обобщил опыт разных стран и представил до 10 образцов смоделированного сердца на один центр, но в РНПЦ «Кардиология» их больше 100. Недаром на белорусов ссылаются.

 

Фото автора

Автор

 

Другие материалы:

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи или пресс-релизы
со ссылками и изображениями. info@additiv-tech.ru