3D-печать во время COVID-19: как владельцы принтеров помогали врачам

Во время пандемии участники движения «Мейкеры против COVID-19» напечатали на 3D-принтерах 158 тысяч дефицитных изделий для врачей.

Защитные щитки, переходники для масок и аппаратов ИВЛ — все это производилось на дому у сотен волонтеров в режиме 24/7. Как устроить «фабрику» в собственной гостиной, обеспечить стерильность работы и жертвовать сном ради высшей цели, для блога Selectel узнала Ксения Калинина.

3D-печать во время COVID-19: как владельцы принтеров помогали врачам

 

Mейкеры против COVID-19

Пандемия привела к острому дефициту средств индивидуальной защиты (СИЗ) по всему миру. Крупные компании начали производить дополнительные партии, но этого было недостаточно. Владельцы 3D-принтеров и все, кто хотел и мог помочь, объединились в сообщество «Мейкеры против COVID-19».

Сейчас движение насчитывает более 4 000 человек и охватывает все регионы России, Украину, Беларусь и Казахстан. Основная цель — обеспечить врачей необходимыми средствами защиты.

Участники движения печатают защитные щитки, переходники для масок и аппаратов ИВЛ, защитные боксы и многое другое на домашних 3D-принтерах. Помогают не только владельцы оборудования — любой может пожертвовать деньги на материалы или организовать транспортировку готовых изделий.

3D-мейкеры — современные ремесленники. Они используют технологию 3D-печати для создания новых или улучшения уже существующих изделий. Понятие тесно связано с концепцией DIY. Мейкеры часто выкладывают свои работы в интернет и делятся опытом с единомышленниками.

Деятельность сообщества основана на принципах самоорганизации. Главный ориентир для мейкеров — таблица потребностей. Она отражает нехватку изделий и дает понять, что нужно печатать сейчас. Каждый мейкер сам определяет, сколько штук произвести.

Для печати любой детали в открытом доступе есть подробные инструкции с описанием подходящих материалов и технологического процесса. Эти инструкции — краеугольный камень для новичков и продвинутых мейкеров. Готовые изделия забирают волонтеры и развозят по больницам.

 

Что говорят цифры?

Меньше месяца у движения ушло на организацию процесса сбора заявок, производства и распространения СИЗ. Системно производить необходимые изделия для врачей начали в апреле. Во время пандемии к мейкерам за помощью обратилось 40% государственных больниц, и 93% из поступивших заказов было выполнено.

Во многом сообществу помогла материальная поддержка неравнодушных. За две фандрайзинговых кампании на платформе Boomstarter удалось собрать более 3,5 миллионов рублей. Эти цифры отражены в отчете по управлению средствами. На эти деньги за несколько месяцев мейкерам удалось произвести 158 тысяч изделий.

 

От первого лица

Среди волонтеров-мейкеров — самые разные люди: студенты, фрилансеры, руководители, люди, потерявшие работу в кризис, и даже целые семьи. У каждого своя история. Но всех их объединяет желание помочь. Как гражданская инициатива стала для каждого участника чем-то очень личным? Рассказали они сами.

 

О начале пути в 3D-печати

Александр Попов, студент факультета робототехники Университета ИТМО

Принтер у меня свой, купил до пандемии, использую для работы и своих поделок.

Павел Складчиков, начальник конструкторского бюро, АО «Гесер»

Принтер собирался купить год назад, но все откладывал. Незадолго до карантина решился и заказал. И буквально через неделю-другую объявили режим самоизоляции.

Антон Крюков, разработчик go отдела VMware, Selectel

Первый опыт 3D-печати был в офисе. Коллега привез личный принтер на работу. За несколько месяцев организовалась целая «тусовка», увлеченная 3D-печатью. Владелец забрал принтер, но желание печатать осталось. Мы обратились к руководству и добились покупки принтера в офис.

Николай Птицын, программист

Первый 3D-принтер купил сам, было желание заняться этим. Сейчас им пользуется сын, потому что мне подарили еще один, более мощный и интересный. А во время пандемии я купил третий именно для волонтерства.

 

О желании печатать в помощь врачам

Александр Попов: В первую очередь повлияло огромное количество новостей, что у медиков нет защиты. Когда знакомый предложил напечатать для врачей переходники, я сразу согласился. Решил, что принтер не должен простаивать, если он может принести пользу. По работе он нужен мне 3 часа в день, а в остальное время свободен.

Павел Складчиков: Вокруг заговорили о том, что мейкеры печатают для врачей. Стало интересно и начал выяснять, чем я могу помочь. Вышел на движение «Мейкеры против COVID-19» и присоединился к нему. Меня здесь и печатать научили, и чем-то я все-таки смог помочь врачам.

Антон Крюков: У знакомого брат — медик, он сказал, что в больницах возникла потребность в переходниках для масок. А у нас как раз есть принтер. Единственная проблема — принтер стоял в офисе, а все сотрудники на карантине. Я связался с коллегами, согласовал перевозку и начал печатать дома.

Николай Птицын: Жена нашла упоминание о том, что мейкеры, к которым я себя тогда почти не относил, занялись волонтерством. Рассказала мне. Основная мысль, которая крутилась в голове, была очень простой: возможно, мы поможем кого-то спасти. Это, пожалуй, была самая сильная мотивация для нас с сыном.

 

О процессе домашнего производства

Александр Попов: Я печатал переходники для аппаратов ИВЛ. Из-за недостатка средств индивидуальной защиты врачи и мейкеры пришли к выводу, что можно использовать маски для дайвинга. У них своеобразный вытянутый разъем, и мы печатаем переходники с этого разъема на стандартные медицинские трубки, следим за качеством печати и стерильностью.


Напечатанные переходники к маскам для дайвинга. Из архива Александра Попова

 

Напечатанные переходники к маскам для дайвинга. Из архива Александра Попова

 

Павел Складчиков: Главное — запустить печать и следить, чтобы принтер работал. Одни изделия печатались за 15 минут, другие — по полтора часа. Писали программу автоматизации для принтеров, нужно было следить, чтобы пластик не кончился или сбоя не произошло. Иногда приходилось воевать с материалами, искать подходящие настройки для нового пластика или нового изделия. Ну и постобработка, бывало, много времени съедала.

Антон Крюков: У нас в офисе был пластик, из него и печатал. Много времени ушло на настройку и тестирование принтера. На подборку параметров модели ушло 3-4 дня, сначала пробники были неудачными. В итоге разобрался, напечатал около 20 изделий, их уже забрали волонтеры.

Николай Птицын: Вечером я узнал о волонтерстве, уже ночью начал печатать. На следующее утро к работе присоединился сын. Он привел в порядок свой принтер и подключился к печати, потом взял на себя и постобработку. Иногда печатали без остановки, круглыми сутками на всех трех принтерах. Дважды было так, что какой-то из принтеров выходил из строя — отвлекались на его починку.

 

О сложностях в мейкерском деле

Александр Попов: Печатать несложно, принтер стоит в отдельной комнате, на компьютере нажал на пуск и через время забрал готовые модели. Серьезных проблем не возникало. Единственное, была просьба от врачей не трогать модели голыми руками, поэтому работал в перчатках.

Павел Складчиков: Не возникало ощущения, будто я чем-то жертвую, так как все добровольно. Да, иногда не высыпался, но оно того стоило. На автомате принтер, бывало, по двое суток печатал, я в это время и на работу ходил, и занимался своими делами. Потом только в коробку складывал все, что напечаталось.


3D-принтер в работе. Из архива Павла Складчикова

 

3D-принтер в работе. Из архива Павла Складчикова

 

Антон Крюков: Первым огорчением было то, что не получилось печатать переходники для аппаратов ИВЛ. Материалы не подходили, мой пластик просто не выдержал бы дезинфекции агрессивными растворами. Поэтому печатал рамки для защитных щитков.

Николай Птицын: Поначалу очень много сил уходило на волонтерство. Пришлось жертвовать даже работой, благо там пошли навстречу. Потом, когда отладили процесс, стало легче.Это была больше моральная усталость, чем физическая. Были моменты, когда наваливалось много проблем разом, — тогда было особенно тяжко. Но я умею восстанавливаться. Больше всего помогала вера жены в то, что я справлюсь.

 

О сообществе

Павел Складчиков: Колоссальная поддержка со стороны сообщества в техническом плане. В плане организации — лучше не встречал. Моментальная мобилизация, как у ополченцев. Хотя, так и получается, что мы ополченцы. Только враг невидимый, а мы как труженики тыла и иногда как партизаны. В сообществе у меня появилось много новых друзей.


Вкладыши на спонсорских катушках с пластиком. Из архива Павла Складчикова

 

Вкладыши на спонсорских катушках с пластиком. Из архива Павла Складчикова

 

Николай Птицын: В самом начале у меня не было знаний о печати. Участники движения очень помогали, рассказывали, объясняли. Когда знаний прибавилось, сам стал помогать другим ребятам. Волонтерство дало мне очень много: я познакомился с интересными людьми, нашел новых друзей, узнал много нового. Сын сейчас обновляет свой принтер, хочет заняться печатью уже не с точки зрения волонтерства, а для себя.

 

Источник

Теги: 

движение «Мейкеры против COVID-19», 3D-принтер, Защитные щитки, переходники для масок и аппаратов ИВЛ, технология 3D-печати, Александр Попов, Павел Складчиков, Антон Крюков

Другие материалы:

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи или пресс-релизы
со ссылками и изображениями. info@additiv-tech.ru