Российские врачи научились лечить онкобольных с помощью 3D-печати органов

Печать 3D грудной клетки.  © Лев Бубнов / Коллаж / Ridus.ru

Печать 3D грудной клетки. © Лев Бубнов / Коллаж / Ridus.ru

 

Российские хирурги-онкологи центра Блохина за время пандемии освоили уникальный метод операции: 3D-печать грудины и ее последующая трансплантация раковым больным. Напечатанный протез весом всего 150 граммов дает надежду на качественную и здоровую жизнь пациентам, для которых прежде не существовало никакого шанса на излечение.

Хирурги уже провели 13 успешных операций. Как стало известно «Ридусу», со следующего года Минздрав России должен дать разрешение на массовое тиражирование этого опыта по всей стране. Процедура выполняется бесплатно по полису ОМС.

Обо всех нюансах сложной инновационной операции «Ридусу» рассказал заведующий хирургическим отделением № 1 НМИЦ онкологии имени Блохина Минздрава России онколог Ренат Валиев.

По словам эксперта, 3D-печать в онкоортопедии широко используется в последние десять лет. Как правило, печатаются протезы больших суставов — тазобедренных, крупных коленных суставов, суставов кистей и стопы. Однако 3D-печать именно протезов грудины (части грудной стенки) — это малоизученное направление с единичным количеством операций как в России, так и во всем мире.

Протез грудины

Протез грудины. © Фото предоставлено «Ридусу» центром Блохина

 

«Если радикально удаляешь опухоль больших размеров, то полдела ее удалить, важно закрыть образовавшийся дефект. Если на бедре или в тазу довольно много прилежащих тканей, то в грудной клетке ни кожи, ни мышц не так много»,— объяснил «Ридусу» онколог Ренат Валиев.

По словам хирурга, опухоли грудины встречаются у пациентов не так часто. Однако по всей России таких случаев наберется достаточно, и мощностей одной клиники не хватит, чтобы оказать помощь им всем, так как для проведения одной операции требуется большая команда специалистов, много времени и ресурсов.

Как это происходит?

Первым делом пациенту делают компьютерную томографию мелким шагом в один миллиметр. После этого специалисты печатают индивидуальную часть скелета пациента в зависимости от того, как располагается опухоль.

«Сделав КТ, мы определяемся с опухолью, как она расположена, с линиями резекции, то есть какой объем тканей и реберного каркаса нам надо удалить. После этого мы виртуально делаем эту операцию, удаляем опухоль», — пояснил хирург «Ридусу».

Далее биоинженеры строят модель, которая полностью должна закрыть этот дефект, чтобы восстановить каркасность грудной стенки. Протез грудины изготавливается из титанового сплава и представляет из себя «эдакий панцирь с пятью-шестью ножками».

По словам Валиева, раньше эти опухоли просто удаляли и закрывали их либо местными тканями, либо с помощью специальных мягких пластин. Но при этом нарушалась функция реберного каркаса.

«Внутри реберного каркаса находится плевральная полость. Когда человек делает вдох, плевральная полость растягивается. Когда большой фрагмент грудной клетки отсутствует, то во время вдоха часть грудной стенки как бы западает внутрь. У человека получается парадоксальное дыхание: он хочет вдохнуть и не может»,— отметил специалист.

Это приводит к гипоксии и дыхательной недостаточности. Благодаря напечатанным протезам грудины восстанавливается функция дыхания.

Онколог Ренат Валиев

Онколог Ренат Валиев. © Pinterest

 

Операция по установке индивидуального протеза длится от четырех до восьми часов. По словам эксперта, в онкоортопедии это не самая длительная операция. Некоторые могут длиться по 19 часов.

После операции пациенты должны приходить на прием раз в три месяца.

Первый пациент

Перед началом пандемии в апреле 2020 года команда хирургов под руководством Рената Валиева сделала операцию первой пациентке. Операция прошла очень успешно. Уже на вторые сутки она дышала самостоятельно.

«Через неделю она уже могла ходить без какого-либо страха, что будет одышка или еще что-то. Потом она перенесла COVID-19, и никаких последствий для здоровья не было. Тогда мы поняли, что эти протезы абсолютно жизнеспособны и функциональны. И решили продолжать»,— рассказал «Ридусу» онколог.

По словам эксперта, «это абсолютно пионерская тема». С центром Блохина связался профессор из Сеула, который считается главным экспертом в мире по таким операциям. Он провел только пять таких операций, а центр Блохина на момент выхода статьи — уже 13 операций с имплантацией 3D-протеза грудины.

«Идея оказалась настолько инновационной, безбашенной, бесстрашной, что мы получили определенное косвенное подтверждение, что в мире реально таких операций не очень много»,— отметил Ренат Валиев.

В России подобного плана конструкций, как изготавливают в центре Блохина, нет нигде, по словам хирурга.

«Мы официально заявили, что наша методика будет проходить клиническую апробацию. Если исследования будут одобрены Минздравом, то дальше опыт уже повсеместно будет тиражироваться по стране»,— добавил собеседник «Ридуса».

Недоверие пациентов

По словам Рената Валиева, как правило, пациенты, обращающиеся в клинику, довольно быстро соглашаются на операцию, несмотря на ее инновационность.

«Пациенты приходят к нам после трех-четырех больниц, где им отказали. Альтернативы методу 3D-печати грудины для таких пациентов на данный момент нет»,— подчеркнул в беседе с «Ридусом» Ренат Валиев.

Все пациенты с протезами имеют при себе паспорт протеза либо рентгеновский снимок, который необходимо показывать при прохождении через рамки металлодетектора.

«Могу сказать, что никто из пациентов не сказал, что протез мешает. В первый месяц есть определенный дискомфорт, а потом никаких проблем нет. Это же 3D-печать, она позволяет напечатать протез, максимально анатомично подходящий данному пациенту. Если его грамотно установить, то никакого дискомфорта не будет»,— отметил хирург.

Автор: Валентина Родионова

Иточник

 

Теги: 

Печать 3D грудной клетки, центр Блохина, 3D-печать грудины, 3d-печатный протез, «Ридус», 3D-печать в онкоортопедии

Другие материалы:

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи или пресс-релизы
со ссылками и изображениями. info@additiv-tech.ru